Фрагмент фильма «Человек ниоткуда»

0
20

«Алогизм обычного»! Ленинская формулировка эгоцентризма поразительно точна, и кто не ощущает ее глубины, тому недоступна эксцентрическая комедия.

Режиссер Э. Рязанов поставил такую комедию. Редкий случай для нашей кинематографии! Вспомним, что мы почти не развиваем такую жанровую разновидность, как не развиваем и комический фильм, и комедии героические, романтические, фантастические, сатирические, и комедию-буфф, политический фарс, памфлет и т. д. и т. п. Из всего богатейшего разнообразия мы в основном делали и делаем только музыкальные и бытовые кинокомедии. Уже по одному этому попытка Э. Рязанова возродить эксцентрическую кинокомедию достойна всяческого уважения и поощрения. И судить такую работу надо по законам жанра. Нельзя ко всем явлениям искусства подходить с одной и той же меркой.

Стоит ли скетч критиковать С тех же позиций, с каких критикуют роман? Уместно ли предъявлять цирковой клоунаде такие же требования, как к спектаклю МХАТ? Кто же со здоровой головой на плечах будет упрекать велосипед в том, что его нельзя нагрузить, как самосвал?

Чрезвычайно любопытно, что на всех обсуждениях «Человека ниоткуда» выступавшие с удовлетворением говорили о необычности комедии. Видимо, талант Э. Рязанова — особый, отмеченный печатью индивидуальности, чем он, талант, и ценен для советского искусства.

Дени Дидро в «Опыте о живописи» писал: «У каждого художника есть свой собственный жанр. Один любитель просил художника, пишущего цветы, написать ему льва. «С удовольствием, — отвечал ему художник, — но имейте в виду, что этот лев как две капли воды будет похож на розу».

Кому нужен такой лев? Зачем нам попадать в неудобное положение этого незадачливого любителя?

Не вернее ли присмотреться к дарованию художника, понять его жанр? И не советовать ему рисовать львов. И не критиковать его розы за то, что они не похожи на львов.

От этого наше киноискусство только выиграет.

В жизни так не бывает. Вот формула вольных и невольных натуралистов, наделавшая много вреда советской кинокомедии. Хотелось бы напомнить, что Гоголь отправил, кузнеца Вакулу верхом на черте.

Дон-Кихот сражается с ветряной мельницей!

У Венеры Медицейской правая нога, служащая опорой, короче левой. А Джонатан Свифт! А Франсуа Рабле! А Салтыков-Щедрин! вспомните его «органчик» вместо головы! А Марковский в своих комедиях «с цирком и фейерверком»!

В жизни так не бывает… — бормочут натуралисты. А бывает ли, чтобы человек проглатывал свисток и потом вместо обычной речи свистел? — Чаплин в «Огнях большого города».

А выскакивает ли жених в окно от своей невесты? — «Женитьба» Гоголя.

Но убийственная формула натуралистов душит нашу кинокомедию, начиная со сценария м кончая фильмом.

Да уж если говорить о жизни, в особенности о нашей, советской, то в ней острого, веселого, неожиданного и фантастического во сто крат больше, чем в книгах и картинах!

Плохо еще наши критики и художники знают жизнь. Многие из них не были даже в Туле, но зато хорошо знают все каналы и мосты Венеции, а при слове «поля» сразу же вспоминают Елисейские поля, но не колхозные.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here